Равель

МОРИС РАВЕЛЬ. МОЯ МАТУШКА-ГУСЫНЯ

Фортепианный цикл французского композитора Мориса Равеля «Моя Матушка-Гусыня» вводит слушателя в мир волшебства и сказки.

Основу цикла, название которого связано с образом сказочницы-гусыни из французского фольклора, составили произведения: Шарля Перро, Мари-Катрин д’Онуа, Жанны-Мари Лепренс де Бомон. Пять пьес, вошедших в цикл «Моя Матушка-Гусыня», Равель написал в 1908 г. для фортепиано в 4 руки и посвятил Жану и Мими Годебским — детям своих друзей. Предполагалось, что Жан и Мими станут первыми исполнителями цикла, но пришлось отказаться от этой идеи из-за застенчивости детей.

Три пьесы цикла композитор предвосхищает небольшой литературной программой (приведена ниже), которая помогает исполнителям и слушателям перенестись в «музыкальную» сказку.

Равель также сделал оркестровую версию своей сюиты, а через несколько лет, используя музыку из «Моей Матушки-Гусыни», композитор создал балет «Сон Флорины».

Открывает цикл «Павана Спящей Красавицы». Опираясь на старинный торжественный танец (павану), Равель создает лирическую миниатюру (в пьесе всего 20 тактов). Музыка «Паваны…» близка тихой и спокойной колыбельной, олицетворяет изящество, гармонию и красоту, с которыми неизменно связывают прекрасную героиню сказки Перро.

Вторая пьеса цикла («Мальчик-с-пальчик») основывается на не менее известной сказке Перро. «Он думал легко найти дорогу при помощи хлеба, который разбрасывал повсюду, где проходил; но как же он был поражен, когда не мог найти ни одной крошки; прилетели птицы и все склевали», — напоминает Равель слушателям. В музыке вы услышите голоса птичек (форшлаги и трели, звучащие в верхнем регистре), из-за которых Мальчик-с-пальчик не мог найти дорогу домой, а неторопливо вьющаяся мелодия на протяжении всего номера – передает блуждания персонажа сказки.

Героями третьей пьесы цикла — «Дурнушка, императрица пагод» — становятся китайские статуэтки (болванчики), которые в одной из сказок Мадам д’Онуа оживают и начинают играть на музыкальных инструментах: «…Тотчас же статуэтки обоего пола принялись петь и играть на инструментах: у одних были теорбы, сделанные из ореховой скорлупы; у других виолы из миндальной скорлупы; ибо инструменты должны были быть соразмерны их росту», — этой цитатой из сказки раскрывает Равель программу своего сочинения. «Китайский» колорит пьесы композитор передает с помощью необычно звучащего лада – пентатоники.

«Разговоры Красавицы и Чудовища» — лирический центр всего цикла. Развернутая пьеса – вальс, в музыке которого явно различаются два голоса: изящные интонации Красавицы и низкий, хрипловатый тембр Чудовища. В конце пьесы есть яркий изобразительный эпизод: глиссандо (в оркестровой версии пьесы — звучат арфы), стремительно поднимающееся из низкого регистра, передает момент превращения Чудовища в прекрасного принца. (Интересна красочная оркестровка этой пьесы, которую сделал Равель: если до «превращения» тему Чудовища вел контрафагот, то в конце тема принца поручена скрипке).

«Волшебный сад» — пьеса, завершающая цикл, снова напоминает слушателям историю Спящей Красавицы. И вновь, как и в первой пьесе, композитор обращается к жанру старинного танца – на сей раз к сарабанде. Характеризуя этот номер, обычно употребляют слово «апофеоз». Торжественный финал, действительно, становится апофеозом света, красоты и доброты, которые, как принято в сказках, побеждают зло.

1. «Павана Спящей красавицы»

2. «Мальчик-с-пальчик»
«Он думал легко найти дорогу при помощи хлеба, который разбрасывал повсюду, где проходил; но как же он был поражен, когда не мог найти ни одной крошки; прилетели птицы и все склевали». (Ш. Перро)

3. «Дурнушка, императрица пагод»
«Она разделась и погрузилась в воду. Тотчас же статуэтки обоего пола принялись петь и играть на инструментах: у одних были теорбы, сделанные из ореховой скорлупы; у других виолы из миндальной скорлупы; ибо инструменты должны были быть соразмерны их росту». (Мадам д’Онуа)

4. «Разговоры Красавицы и Чудовища»
«Когда я думаю о вашем добром сердце, вы не кажетесь мне очень уродливым». — «О! Конечно! У меня доброе сердце, но я чудовище». — «Есть много людей, которые гораздо больше чудовища, чем вы». — «Если бы у меня хватило ума, я сказал бы вам любезность, чтобы поблагодарить вас, но я всего лишь чудовище…» «Красавица, хотите стать моей женой?» — «Нет, Чудовище!..»
«Я умираю счастливым, так как мне выпала радость увидеть вас еще раз». — «Нет, мое дорогое Чудовище, вы не умрете: вы будете жить, чтобы стать моим супругом!…» Чудовище исчезло, и она увидела у своих ног принца, более прекрасного, чем Амур, который благодарил ее за то, что она положила конец волшебству». (Мадам Лепренс де Бомон).

5. «Волшебный сад»


Иллюстрация: М. Равель. Источник:https://wikimedia.org

Вам может быть интересно:
К. Дебюсси. Детский уголок

Вернуться к началу
Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая использовать этот сайт, вы соглашаетесь с использованием cookie-файлов.
Принять